ГлавнаяПубликацииСитуация

Новости

Юрий Луценко может поменять запорожского прокурора

Парня с токсоплазмозом «убивают» психотропными препаратами

Сергей ОЖГИХИН №25 26 июня, 2013

Одна из неприятных особенностей человеческой памяти состоит в том, что она, увы, коротка. Тем более сегодня, когда горячие новости и псевдосенсации выскакивают едва ли не каждый день, и уследить за перипетиями тех или иных событий обывателю сложно, а иногда попросту лень.

Поэтому то, что в данный момент будоражит умы и вызывает жаркие споры, завтра оказывается уже никому не интересным, и мало кто задумывается, что же стало с человеком, о котором еще вчера пестрели заголовки, и кому сопереживало полстраны.
О 28-летнем запорожце Максиме Генчеве неоднократно писали газеты и снимались сюжеты для телевидения. Однако после множества публикаций и нескольких эфиров на центральных ТВ мало что изменилось, хотя его мама, уже и не надеясь на четвертую власть, продолжает бороться за жизнь парня, пытаясь доказать, что ему был поставлен неправильный диагноз и его еще можно поставить на ноги. Валентина Генчева, собравшая солидную доказательную базу, признается, что хотела бы попасть на прием к Александру Пеклушенко, но, говорит, ее к нему не пускают, называя сумасшедшей. Впрочем, говорит женщина, ее главная цель состоит в том, чтобы как можно больше людей узнало, что такое токсоплазмоз, который трудно диагностируется, но очень быстро превращает в инвалида даже абсолютно здорового человека.

Четвероногие враги
Принято считать, что психические заболевания – это последствия тяжелой эмоциональной травмы или издержки плохой наследственности. Но, как уверяют специалисты и показывает практика, их иногда вызывают паразиты, которых можно «заполучить в свое распоряжение» даже на дому.
Жизнь семьи Генчевых, где воспитывается двое детей – Максим и Анна, перевернулась 13 лет назад после, казалось бы, заурядного инцидента: руки парня сильно покусал и исцарапал запутавшийся в гардине котенок, которого тот хотел высвободить.
По словам Валентины Генчевой, Максим рос болезненным ребенком и даже перенес тяжелую форму гепатита, но то, что началось потом, не поддавалось, во всяком случае изначально, логическому объяснению.
«Прошло примерно две недели после инцидента с котом, и сын начал температурить, – рассказывает Валентина, – больше 37-ми держалась в течение нескольких дней подряд. Максим начал жаловаться на сильные головные боли и боли в суставах. Врачи из пятой детской поликлиники говорили, что ничего страшно, все пройдет. Сдавать анализы нас почему-то никто не отправил. Затем у сына началась аллергия буквально на все, не говоря уже о медикаментах».

С чего вдруг
После школы, по словам Валентины, сын поступил в индустриальный техникум, где учился на экономическом факультете. Кстати, говорит женщина, парень всегда отличался способностью к наукам, и особенно ему нравилась математика.
В этот период болезнь снова напомнила о себе. У Максима возник, как предполагалось, гайморит, и его предложили «пробить». После, казалось бы, относительно безобидной и распространенной процедуры молодой человек начал терять зрение. Вернулись головные боли. «Он всегда смышленно и быстро отвечал на вопросы, – вспоминает Валентина Генчева, – а тут мы с мужем стали замечать, что реакция Максима стала какой-то заторможенной. Сын начал задумываться перед тем, как ответить на простой вопрос».
Впрочем, это не помешало молодому человеку после окончания техникума продолжить заочное обучение на третьем курсе ЗИГМУ, параллельно работать кассиром в магазине бытовой техники и при этом мучиться от сильнейших головных и суставных болей. Врачи, утверждает Валентина, только разводили руками: дескать, отчего болит – непонятно.

Обострение
«В один далеко не прекрасный день 2005 года у сына начался настоящий бред, связанный с его работой, – говорит Валентина Генчева. – И мы решили обратиться к невропатологу в первую поликлинику. Оттуда нас направили к психиатру, поскольку понять, в чем дело, не смогли. Это теперь-то, перечитав гору медицинской литературы и обойдя десятки врачей – жизнь заставила, я знаю, что головной мозг страдает по трем причинам. Это механическая травма, это серьезное отравление и инфекция. И вот врачи должны были вот эту третью причину не исключать! Однако диагноз был шизофрения».
В психиатрии, по словам Валентины, Максиму выписали психотропные препараты, которые вызывали у парня сильное перевозбуждение, а лечащий врач заявил, что «болезнь наследственная, о которой никто из родственников попросту не знает». Женщина, отчаявшись (а сын к тому времени стал стремительно терять вес и страдать провалами в памяти), нашла через знакомых психиатра, который посоветовал давать парню психотропный препарат, но только так, чтобы тот не знал. «У сына полностью отключился мозг, он под себя стал ходить, – вспоминает со слезами на глазах Валентина Генчева. – Тело его перекосило, муж носил сына на руках в ванну, чтобы искупать. С ложки кормили. Потом Максим и вовсе перестал узнавать родных. Страшно было смотреть».
Валентина во время одного из приступов сына вызвала бригаду из психиатрии, и с того времени молодой человек находился под неусыпным (когда это было нужно) контролем врачей, упорно лечащих его от шизофрении.

Нам виднее
Когда Валентина, по ее словам, увидела сына через 10 дней в отделении психиатрии, то не узнала. Говорит, его кожа была желтого цвета и в гнойниках. Максим сказал, что умирает. «Тогда я начала бегать по всем инстанциям. Спрашивала: скажите, что с парнем? – говорит Валентина. – Но все врачи только разводили руками. Мол, ну вот болезнь такая…».
Диагноз «токсоплазмоз» выплыл только в 2009 году после проведения анализов в запорожской инфекционной больнице, на которых настояла мать Максима. Такой же вердикт с уточнением «хронический» был вынесен в харьковской инфекционой больнице известным паразитологом Екатериной Холтобиной, которая предложила Валентине передать эти заключения запорожским психиатрам.
«После моего обращения в инфекционной больнице был создан консилиум, где профессор Рябоконь сказала: кто она такая, чтобы давать заключения? Я не вижу у него хронической формы», – вспоминает Валентина Генчева. – Я была в шоке. Нужно было срочно снижать дозы психотропных препаратов, которые кололись Максиму, и лечить токсоплазмоз, но мне сказали, что не дадут разрешение на это».
Валентина говорит, что побывала на огромном количестве консультаций у специалистов: они в один голос твердят, что если токсоплазмоз не лечить, человек может погибнуть. «Я обращалась и во всеукраинский совет по защите прав пациентов, – утверждает Валентина, – откуда пришел ответ, что нам изначально была назначена неправильная терапия».
С горем пополам, говорит женщина, и в течение длительного периода им удалось пролечить токсоплазмоз, и уже наметилось улучшение. Однако на фоне того, что организм молодого человека отравлен нейролептиками, у него то и дело случаются обострения. Недавно он снова был госпитализирован в психиатрию, где парню, по словам Валентины, продолжают колоть психотропные препараты.
Комментарий адвоката Валентины Генчевой Елены Ящук:
– По поводу диагноза пока точно ничего сказать не могу – мы в стадии активной переписки с врачами-паразитологами. Пытаемся выяснить, что все же было первичным. Что же касается врачей из психиатрической больницы, то факт запугивания ими Валентины Генчевой имеет место. Я отправляла запросы относительно того, кто поставил ей диагноз, что она сумасшедшая, но вразумительного ответа не получила. Недавно мы обратились в прокуратуру с ходатайством о назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы для Максима. Пока ждем ответа.

СПРАВКА
Токсоплазмоз – паразитарное заболевание человека и животных, вызываемое токсоплазмами. Источник инфекции — различные виды (свыше 180) домашних и диких животных (собаки, кошки, кролики; хищники, травоядные, грызуны и др.), а также птиц. Заражение человека происходит при употреблении мясных продуктов и яиц, не прошедших достаточную термическую обработку. Не исключена возможность заражения при попадании возбудителя на слизистые оболочки и поврежденные кожные покровы, трансмиссивным и другим путем.
Различают врожденный и приобретенный (острый и хронический) токсоплазмоз. Острая приобретенная форма протекает как тифоподобное заболевание (с высокой температурой, увеличением печени, селезенки) либо с преимущественным поражением нервной системы (головная боль, судороги, рвота, параличи и др.). Чаще токсоплазмом протекает хронически, с субфебрильной температурой, головной болью, увеличением лимфоузлов и печени, понижением работоспособности; может сопровождаться поражением глаз, сердца, нервной и других систем и органов.

Календарь

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Архивы

Интервью

Николай Лозовой: «Авиации Украины быть!»

lozovoy01С 19 по 25 июня в Париже прошел традиционный авиасалон Ле Бурже, на котором побывали и запорожцы. Среди них – основатель и главный редактор специализирующегося на авиационной тематике журнала «Avia Prime» Николай Лозовой, который рассказал «Правде» об увиденном во Франции.

Читать полностью...

Александр Шацкий: «Если правосудие будет работать как в Америке, я – за эксперименты»Юрий Шутак: «В судебной системе наблюдается коллапс»Ростислав Шурма: «Хочу, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием»

Ностальгия

К 79-летию Владимира Высоцкого

visotsky

 

 

 

Сегодня Владимиру Семеновичу Высоцкому исполнилось бы 79 лет. С Запорожьем этого великого человека связывает многое…

Читать полностью...

В Запорожье почтили память погибших «афганцев» и защитников РодиныЗапорожцев приглашают на балЯрко и быстро

Спорт

В Мелитополе пройдут православные спортивные игры

volodymyr30 сентября в г. Мелитополь состоятся III православные спортивные игры на Кубок святого равноапостольного князя Владимира среди благочиний (структурных подразделений) Запорожской епархии Украинской Православной Церкви.

Читать полностью...

Для тренировок атлетов и гимнастов будут выделены бюджетные средстваВ Запорожье пройдет всеукраинский турнир по дзюдо памяти ЦыбульскихВ Запорожской области проходит футбольный кубок ЮНИСЕФ