ГлавнаяОбщество

Свобода слова или словно?

Максим ЩЕРБИНА №22 1 июня, 2011

В канун Дня журналиста «Правда» расспросила ведущих журналистов города о свободе слова, журналисткой этике и отношении к профессии в целом

Наталья Выговская, журналист:
– Свобода слова в Запорожье есть, я говорю об этом серьезно, без иронии. Проблема в том, что мы, журналисты, воспринимаем ее как-то странно и не умеем ею пользоваться. Для кого-то свобода – нагадить человеку, а для кого-то – не сказать чего-то, что приведет к серьезным последствиям для других. Это разные свободы.
Свободу забирают только у тех, кто ее отдает. Без разрешения отобрать ее невозможно – это как отнять выбор твоего отношения к чему-то. При этом я уверена, что чувству свободы надо учить – если в человеке не прорастут правильные законы жизни, он не сможет быть журналистом в высшем смысле этого слова. Ведь главное – та идея, с которой ты идешь в журналистику. Хотя словосочетание «путь служения» в контексте журналистики почему-то вызывает у окружающих если не истерику, то улыбку.
Этический кодекс журналиста содержит очень правильные вещи. Он, как и все украинские законы, написан правильно, но на практике повсеместно не работает. Возможно, чтобы он хоть как-то начал влиять на современных журналистов, надо выпустить его упрощенную версию, содержащую пункты вроде «Ребята, не берите эти 100 рублей – они станут вашей ценой» или «Слышишь, хватит писать «джинсу».
Я не считаю возможными для журналиста апелляции к наличию семьи, которую надо кормить, детей, которых надо учить, желанию хорошо жить, оправдывая этим свою продажность… В этом случае вы выбрали не ту профессию. Точка. Но по своему опыту знаю, что если ты энное количество лет посвятил самосовершенствованию себя и своего профессионализма, то в какой-то момент это обеспечит тебя в полной мере.

 

Яков Носков, собственный корреспондент телеканала «1+1» в Запорожье:
– Относительно себя могу сказать следующее: любое событие, происходящее в политической жизни города, будет освещаться без цензуры. На меня никто давления не оказывает. Не было такого случая, чтобы Киев под тем или иным предлогом запрещал выход снятого мною сюжета в эфир.
Кстати, если тот либо другой факт не освещен в прайм-тайм, это не значит, что данная тема табуирована. В Украине ежедневно происходит много событий, которые распределяются выпускающим редактором между утренним, дневным, итоговым и ночным выпусками сообразно их значимости.
Всеукраинские и региональные СМИ отличаются тем, что первые освещают события вне зависимости от того, кто их инициатор, пусть и с определенной трактовкой, но давая высказаться обеим сторонам, вторые же – события, идущие в разрез с политикой руководства, либо вовсе игнорируют, либо освещают односторонне. И Запорожье не исключение – относительно независимыми можно считать всего несколько СМИ в городе.
Об этическом кодексе могу сказать, что он не действует. Работая в той или иной компании, ты принимаешь правила игры, которые устанавливает собственник. И если работодатель представляет себе, что такое стандарты журналистики, то этого он будет требовать и от подчиненных. А если первоочередная задача – выполнить заказ или заработать денег, то плевать, какими методами это будет сделано, главное, чтобы заказчик был доволен.
Возможно, что кодекс способен помочь какому-нибудь «третейскому суду» обосновано, со ссылкой на конкретный параграф решить, прав журналист или нет в той или иной ситуации. Да, в этом случае такие рамки нужны. В целом же журналист, если у него в голове что-то есть, сам понимает, объективный у него получился материал или нет.

Ирина Дубченко, руководитель проекта «Запорожье. Комментарии»:
– В Запорожье свобода слова скорее есть, чем нет. Так, серьезного давления на журналистов никто не оказывает, но при этом персоны, недовольные разоблачительными или критическими материалами, могут повлиять на представителя масс-медиа. Это и информационная блокада, и отказ в «доступе к телу» пресс-службами, и игнорирование официальных запросов, и так далее. Хотя, при желании, власть имущие и представители бизнеса могут создать немало проблем как печатным, так и электронным СМИ. В последнее время в Запорожье, например, очень модно устраивать DDoS-атаки на интернет-издания.
Второй важный момент – внутренняя самоцензура журналиста. В силу определенных обстоятельств люди не могут позволить себе говорить правду, вступать в публичные конфликты. Причин для этого много – и боязнь испор-тить отношения с чиновником, политиком, пресс-службой, и зависимость изданий от крупных рекламодателей, в адрес которых уже не позволишь себе открытую критику, и страх потерять определенный источник информации. В то же время, с профессиональной точки зрения, могу сказать, что в Запорожье есть журналисты и издания, которые, несмотря ни на что, могут позволить себе говорить правду, служить только одному «хозяину» – своей аудитории – и быть постоянным оппонентом (не оппозиционером, а именно оппонентом) любой власти.
Касательно этического кодекса – журналист не должен переступать в первую очередь свои собственные морально-этические рамки. Он может не обращать внимания на какие-то внешние нормы и предписания и быть профессионалом, но как только пишущий человек начинает договариваться с самим собой – он уже не журналист и ему нужно немедленно уходить из профессии.

Владимир Москаленко, политический обозреватель газеты «МИГ»:
– Можливість висловитися на будь-яку тему в Україні є, але найбільша проблема – це наслідки, які ці висловлювання несуть, вірніше не несуть. Це одна з головних проблем і найбільша біда української преси сьогодні – журналісти не досягають своїми матеріалами того, чого хотіли б. Слова в бік влади натикаються на бар’єр, причому не металевий, а ватяний. І так у 90 відсотках випадків. Але це не означає, що треба скласти руки.
На місцевому рівні з будь-якими утисками журналістської діяльності я не стикався. Дрібні перешкоди є, але сказати, що вони носять системний характер, я не можу.
Переважна більшість моїх колег у свої роботі спирається на засади етичного кодексу журналіста. Але так було й до того, як цей кодекс прийняв вигляд усталеного документа. Звичайно, є й такі люди, котрі чи не чули про нього, чи просто ігнорують ці 18 пунктів. Це їхнє право, але після цього ми не можемо назвати їх журналістами – піарщиками, спеціалістами з комунікації, пропагандистами, ким завгодно, але не журналістами.
Через згаданих вище людей існує велика недовіра до нашої професії. Читачам, слухачам, глядачам дуже складно розібратися, де правда, де брехня, а де, і це найстрашніше, напівправда. Навіть самі журналісти починають розрізняти ці поняття лише з досвідом. А вся решта проблем – похідне.
Найбільше радує той факт, що часи, коли у нас була одна для всіх правильна та незаперечна точка зору, минули.

Богдан Василенко, главный редактор газеты «Суббота плюс»:
– Отношение многих чиновников и политиков к журналистам нашего издания не очень хорошее. И меня это радует. Пресса не может нравиться власти. Поэтому со случаями, когда журналисты из боязни потерять расположение какой-то персоны или доступ к источнику информации, или еще по каким-то причинам, проявляют лояльность, я борюсь. Причем влиять стараюсь не финансово, а скорее морально. Подобное отношение – позор для профессии и свидетельствует о непрофессионализме и слабоволии. Ведь рано или поздно количество людей, с которыми ты боишься испортить отношения, создаст критическую массу, которая и уничтожит твою независимость.
Я считаю, что сегодня от журналиста многое зависит. Освещая некоторые, к сожалению, не все, темные закоулки нашей реальности, журналист тем самым не дает нарушать закон нахрапом товарищам из власти либо других структур. Они начинают осторожничать, отступать или даже делать вид, что исправляют ситуацию, но в открытую уже не действуют. Контролировать исполнение – это не функция прессы. Продолжать освещать проблему, иногда даже в издевательском тоне (по-другому уже не действует) – пожалуйста.
Сегодня на Западе идет активная дискуссия по поводу того, насколько резко может высказываться журналист. Применительно к нашей стране – можно ли называть воровство воровством, а не пытаться обойти острые углы. В эпоху информационной революции гладенькие фразы скорее отвращают потребителя информации. Тем более при наличии альтернативных источников информации.
Со всеми тонкостями этического кодекса я не знаком, но считаю, что в большинстве случаев достаточно и совести: не опускаться до оскорблений, противоположной трактовки фактов, не допускать выдумки или искусственного придания статье нужного тона в угоду чьим-то интересам… Но называть вещи если не своими именами, то как можно ближе приблизиться в своей оценке к объективной реальности, необходимо. И не перегибать палку, как это было, к примеру, с одним ныне уже не существующим интернет-проектом.

Виталий Дзюба, главный редактор газеты «Мрия»:
– Стремление к свободе слова есть, наверное, у каждого журналиста. Но внешние обстоятельства и зависимость прессы от денег бизнеса, рекламодателей, политиков не всегда позволяют ему реализоваться. Идеальная модель та, при которой журналистика сама может себя прокормить.
В Запорожье свобода слова, по моему мнению, есть. Сказать и написать можно что угодно, но реакция не всегда может быть адекватной. Так происходит не всегда, но факты давления на журналистов в нашем городе были.
Мне кажется, что чем опытней становится журналист, тем более сильным в нем становится внутренний цензор и профессиональная апатия. Поэтому даже многие уже состоявшиеся профессионалы выкладываются не полностью. Тогда как молодые журналисты, в силу незнания правил игры, порою поступают гораздо честнее и бесстрашнее.
В этой профессии надо тонко улавливать грань корректности и правды. Смелость ничем не подкреп-ленного высказывания говорит о некомпетентности. Чем резче материал, тем большее количество фактов должно его подкреплять.
Не всегда веришь, когда говорят о том, что у всех журналистов повышена социальная функция. Есть плохие журналисты, есть – хорошие, есть «черные», есть «белые», есть профессионалы, а есть люди, которые случайно оказались в профессии.
Значимость этического кодекса журналиста с каждым годом будет уменьшаться. Моральность и этичность – продукт коллективный и общественный. Соответственно, какое общество, такая и журналистика. Сегодня есть спрос на навык, но нет спроса на мораль. Точно так же, как плохой человек может нанять строителя для возведения дома, так он может нанять и журналиста для реализации каких-то своих интересов.
Возможно, со временем социум и поймет, что такой путь для журналистики ведет в никуда. Но я не берусь делать прогнозы.

Календарь

Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Интервью

Валерий Зотов: «Главный успех Александра Поляка в том, что ему поверили люди»

23 сентября бывшему мэру Запорожья Александру Поляку исполнился бы 71 год. Накануне этой даты мы встретились с ближайшим соратником Александра Владимировича Валерием Зотовым и вот, что он рассказал о своем друге и старшем товарище…

Читать полностью...

Евгений Шевченко: «Налоговый пресс сдерживает развитие украинского бизнеса и самого государства»Координатор «Полка Победы» Андрей Иванов: «Новый языковой закон дестабилизирует Украину»Александр Васильев: «В Украине скоро появится рынок экологических товаров»

Спорт

Ушла из жизни легенда запорожского футбола – Игорь Черкун

ЧеркунНа 57-м году жизни скончался Игорь Черкун – футболист, ставший легендой запорожского футбола в составе клубов «Металлург» и «Торпедо».

Читать полностью...

Первая победа «Ингульца» в сезонеВ Запорожье прошел «Велодень-2021»Футболисты «Металлурга» возобновили тренировки