ГлавнаяОбщество

Дом в помощь

Максим ЩЕРБИНА №10 7 марта, 2012

DON_4398Запорожский областной центр социально-психологической помощи был создан в 2005 году за счет государственных субвенций. Изначально планировалось запустить целую систему из организаций, которые оказывали бы помощь людям, очутившимся в трудной ситуации. В нее должен был войти «Центр матери и ребенка» (увы, так и не открывшийся), чьей основной задачей была бы работа с женщинами, которые могут отказаться от своих детей в силу каких-то причин.

Несколько социальных общежитий для сирот, выпускников интернатов. Одно такое общежитие с 2008 года в Запорожской области все-таки существует. Оно функционирует в Мелитополе. Третьим звеном в цепи стал Центр социально-психологической  помощи, который работает при управлении по делам семьи, молодежи и спорта Запорожской облгосадминистрации. На сегодня это одна из самых эффективных организаций, которые оказывают социально-психологическую помощь попавшим в беду запорожцам.

Несамостоятельное решение
Сложные жизненные обстоятельства, с которыми помогают справиться в центре, встречают на своем пути очень много людей. Это жертвы домашнего насилия, выпускники интернатов, те, кто пострадали от торговли людьми или лишился по каким-то причинам жилья.
Клиент центра (именно клиент, потому что с каждым вновь прибывшим постояльцем подписывается полновесный договор на предоставление социальных услуг), помимо бесплатного питания и крова, получает комплексную социально-психологическую помощь. Социальный педагог совместно с клиентом анализирует ситуацию, с которой человек не может справиться самостоятельно, и вырабатывают план действий по решению проблемы. Психолог помогает снять психологическое напряжение, сформировать мотивацию. Юрисконсультант оказывает помощь в составлении и оформлении всех необходимых юридических документов. «Наша задача – не сделать что-либо за клиента, а научить его самостоятельно решать свои проблемы. Мы подсказываем пути выхода», – говорят те, кто оказывает социально-психологическую помощь.
Кстати, для того чтобы получить такую помощь, необязательно числиться жильцом центра – многие приходят сюда просто за консультацией специалиста.
Время пребывания в центре ограничено. Ведь центр – временное пристанище, где можно собраться с силами и научиться решать свои жизненные вопросы. Одновременно здесь могут проживать 10 человек. В исключительном случае срок пребывания в центре может быть продлен.
– Конечно, многие хотели бы оставаться у нас подольше, – говорит директор центра Ирина Куратченко. – Тепло, кормят, все условия есть… В результате у наших клиентов достаточно часто развиваются иждивенческие мотивы. Поэтому приходится устанавливать какие-то границы, быть более категоричными. К нам не попадают люди, которые привыкли решать свои проблемы самостоятельно. Поэтому наше главное задание – донести до человека, что все изменения в его жизни зависят только от него самого.

Интернаты против приемных семей
По идее, цепочка, по которой должен пройти ребенок, оставшийся без родительской заботы, выглядит так: интернат, после интерната несовершеннолетнего отправляют в училище, где есть общежитие, после училища – на предприятие, которое предоставляет хоть какое-то жилье.
– Я за то, чтобы политика государства была ориентирована на приемные семьи, – говорит Ирина Куратченко. – Во многих цивилизованных странах не существует такого понятия, как интернат. Ведь наши дети после таких заведений оказываются совершенно не приспособленными к жизни. Они не умеют готовить себе пищу, у них нет элементарных навыков самообслуживания. Мы в центре учим уже взрослых людей, выпускников интерната варить макароны! Приемная же семья все эти способности прививает практически незаметно. Ведь дети в семье 24 часа в сутки обучаются элементарным жизненным навыкам, подражая родителям. А кому они будут подражать, находясь в интернате? И чему обучаться? Как бы сотрудники интернатных заведений не стремились согреть своим теплом своих воспитанников, на всех их просто физически не хватит.

Асоциальное жилье
Если проанализировать большинство случаев, с которыми сталкиваются сотрудники центра, то становится понятно, что как минимум половину этих проблем можно было бы решить, если бы в Украине существовала программа социального жилья. Не только выпускники интернатов, но и те же жертвы домашнего насилия не могут справиться со своими проблемами только потому, что им просто некуда уйти.
Необязательно строить для этого целые дома – достаточно было бы квоты в существующих общежитиях или хотя бы нескольких квартир по городу. Сегодня же доходит до того, что соцработникам приходится неофициально договариваться с комендантами.
Во время таких поисков становится очевидным следующий парадокс: в случае каких-то экстренных и форс-мажорных ситуаций самыми незащищенными оказываются рядовые работающие люди, у которых нет льгот, преимуществ или особого статуса. Работники центра приводят пример обычной запорожской семьи, которая осталась на улице после того, как ее дом сгорел. Что делать людям в такой ситуации?
Сложность на фоне сложностей
Несмотря на то, что центр решает чужие проблемы, есть у него и свои собственные. В частности, все острее назревает необходимость отделить приют от консультационного центра. Дело в том, что сотрудники центра неоднократно сталкивались с ситуациями, когда разгневанные мужчины, приходили забирать жен, подкарауливали их у дверей центра, угрожали персоналу, большая часть которого – женщины.
– Основная задача человека, совершающего насилие, – это удерживать в подчинении свою жертву, постоянно контролируя ее, – говорит социальный педагог, психолог Наталья Заикина. – Как только объект контроля исчезает, он тут же начинает его искать. По сути, человек, совершающий домашнее насилие, зависим от своей жертвы. Поэтому он прикладывает максимум усилий, чтобы ее вернуть.
Зарубежный опыт предусматривает полную конфиденциальность предоставления подобных услуг. Благодаря этому жертва может постепенно ощутить себя в безопасности – это первый шаг к будущим изменениям.
На самый главный вопрос: почему так много женщин терпит насилие и смиряется с тем, что происходит в их семье, Ирина Куратченко ответила следующее:
– Существует определенный цикл насилия. Это замкнутый круг, по которому движется агрессор и жертва. Это напряжение ситуации. Затем острый конфликт и взрыв, который выражается в физических, экономических, психологических притеснениях. После этого наступает так называемый медовый месяц – то есть примирение. Это необходимо агрессивной стороне для того, чтобы восстановить свою жертву. Идеальное поведение, заглаживание вины, подарки… Женщина покупается на такие вещи, думая, что это и есть «он, настоящий, тот, за которого я замуж выходила». Чтобы окончательно убедиться в том, что это циклично, как правило, нужно пережить подобное не один и не два раза. В моей практике был случай, когда женщине удалось расстаться с мужчиной только после 14 ухода.

P.S.
В центре социально-психологической реабилитации мы побывали в канун 8 Марта. Поэтому попросили сотрудников центра вспомнить истории, когда судьба их постояльцев складывалась более-менее хорошо. Безусловно, такие случаи в практике центра не столь уж редки: женщины, пусть не с первой попытки, но начинают новую жизнь, сироты находят работу, бездомные – кров. Но все же такие примеры не так часты, как хотелось бы. А значит, работа у социальных психологов будет всегда. К сожалению.
Телефоны Центра социально-психологической помощи: 213-88-20, 213-88-21

Календарь

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Архивы

Ностальгия

Поздравляем любимых читателей с Днем Победы!

День Победы

 

«Правда» поздравляет всех своих читателей, которым дорога дата 9 мая как Дня Победы – праздника мужества и воинской славы.

 

Читать полностью...

Запорожские коммунисты отпраздновали ПервомайУшел из жизни ветеран запорожской журналистикиК 79-летию Владимира Высоцкого