ГлавнаяПубликации

Новости

В Камыш-Заре подняли самый высокий флаг Запорожской области

Трое детей-переселенцев пытаются забрать брата из интерната «ДНР»

Кристина ФЕДОРОВА, фото из личного архива Лупановых 15 ноября, 2015

12226780_1660290090881169_1503218242_n
Война на Донбассе разделила не только сограждан одной страны, но и даже родных братьев и сестер. Екатерина, Максим, Сергей и Елена Лупановы до недавнего времени жили в Макеевке. Еще до начала конфликта на востоке Украины они потеряли родителей, после чего сирот забрали в детский приют. Когда на Донбассе начались военные действия, детей отправили в Запорожье. Но только троих – Сергей заболел и остался в местной больнице. После этого сестры и старший брат его не видели: троих детей усыновила пара из Запорожья, а Сергея до сих пор не могут забрать из Донбасса.

«Даже не задумывалась, что может быть тяжело»
Приемные родители Кати, Максима и Лены живут вместе уже 26 лет. Своих детей у Инны и Владимира Роговенко нет, но и о приемных они тоже не думали. Брата и сестер Лупановых первым увидел Владимир – он работает в Запорожском областном центре социально-психологической реабилитации, куда и определили детей. О новеньких жильцах приюта он рассказал жене, после чего они посоветовались и решили взять их на воспитание. Вскоре пара начала оформлять документы на детей. Всю бюрократическую процедуру запустили еще в декабре прошлого года, однако забрать ребят смогли только 28 мая. Но только старших – Катю и Максима, так как у младшей Лены не оказалось свидетельства о рождении. Но и с оформлением старших все получилось не очень быстро. Мешали чисто формальные причины: отсутствие справки, опоздание на курсы для приемных родителей, ожидание разрешения на усыновление. Наконец-то, когда вся бумажная волокита была позади, дети смогли переехать в новый дом. В сентябре семье передали и семилетнюю Лену.
Инна, которая никогда не думала, что будет матерью сразу нескольких приемных детей, говорит, что не боялась сложностей:
– Я даже не задумывалась, что будет тяжело. Никаких трений и привыканий не было – такое чувство, что уже давно друг друга знаем. Мы со всем справляемся. Тем более, дети взрослые – сами за собой ухаживают.
На кухне во время разговора с Инной присутствует старшая дочь Екатерина. Она только дополнят слова приемной мамы:
– Владимир Леонидович очень похож на нашего папу.
«Когда приехали сюда, был шок»
Катя – самая старшая из детей. В декабре ей исполнится 18. Сейчас она учится в 11-м классе. В Макеевке она окончила девять классов и поступила в училище. Проучилась практически год, но когда приехала в Запорожье, снова попала в 10-й класс общеобразовательной школы.
Она помнит все происходящее лучше младших. Четыре года назад умер их отец, еще через два года – мама. Дети остались полными сиротами. Несколько месяцев они вчетвером жили в социальном доме одного из донбасских волонтерских центров. Катя рассказывает, что там она не чувствовала, что живет в приюте – условия были намного лучше. Но через некоторое время братьев и сестер направили в Харцызский приют. Когда на востоке начались боевые действия, детей решили увезти. Для них даже придумали легенду, чтобы они особо не переживали по поводу переезда. Но для сестер и братьев Лупановых эта поездка, все равно, была не из приятных, так как уехали только трое – Сергей остался на Донбассе. Детям пообещали, что разлука будет временной.
– В то время Сережа лежал в больнице. Нам сказали, что мы поедем в санаторий на 24 дня. Я спросила: почему без Сережи? Нам ответили, что он болеет, но когда мы приедем, он уже закончит курс лечения, и мы опять будем все вместе. Они с самого начала знали, что везут нас в Запорожье, просто, чтобы мы не паниковали, сказали, что едем на море. Мы взяли с собой по пакетику вещей и поехали якобы на отдых. Приехали в Мариуполь. Там начали расспрашивать, и нам сказали, что мы едем в приют. Когда приехали сюда, был шок. Но нас успокоили – сказали, что ненадолго, на 24 дня. На 27 августа запланировали заседание, после которого нас должны были забрать назад. 27 число прошло, но ничего не случилось.

«Когда вы меня заберете?»
Сергей не мог долго находится в Харцызском приюте, по-этому его перевели в Амвросиевский детский интернат, где он живет и по сей день. Эта территория находится под контролем самопровозглашенной «ДНР». Логичную причину того, что троих детей отправили из опасного региона в мирное Запорожье, а Сергея оставили лечиться в зоне конфликта, найти трудно. Единственная радость для семьи в том, что они хотя бы могут связываться друг с другом по телефону.
12212525_1660290087547836_201861943_n
– Мы часто созваниваемся. Он спрашивает: «Когда вы меня заберете?». Мы отвечаем, что делаем документы. Постоянно кормим его обещаниями. Но это же ребенок – у него на фоне всего случившегося депрессия. Он понимает, что трое живут в семье, а он там один, как брошенный, – рассказывает Инна.
– Но нам мало телефонных звонков, – дополняет Катя.
Сейчас главная цель приемной семьи – забрать Сергея из интерната и соединить всех братьев и сестер. Этого они начали активно добиваться сразу же, как только старших детей официально отдали в семью. Проблему пытаются решить различными способами, но пока что результата нет.
– Мы связывались с волонтерами, которые занимались детьми после смерти родителей. Нам звонили и говорили, что, так как дети уже в семье, Сергея будет привезти намного проще. Но на деле все оказалось совсем не так. В горисполкоме и в службе по делам детей постоянно говорят, что вопрос решается, но ничего не происходит, – рассказывает Инна.
Семья была готова даже самостоятельно забрать Сергея из опасного региона. Для этого Инна оформила электронные пропуска, чтобы их впустили в зону проведения антитеррористической операции. Но камнем преткновения стало отсутствие документов на Сергея. Приемная мама начала узнавать, какие документы необходимы, чтобы ребенка можно было законно забрать и перевезти его через блокпосты. Оказалось, что нужны разрешения от украинских властей:
– Но украинская сторона мне сказала, что не будет составлять акт. Они спрашивали: «Как мы вынесем решение на передачу в семью Сергея?». В документах на передачу Кати, Максима и Лены в приемную семью он вписан с такой формулировкой: у детей еще есть брат, находящийся в Харцызском (тогда еще) детском приюте. Но не указано, можем ли мы его забрать. Власти говорят, что не могут выдать разрешение, так как они не видели ребенка.
Приемным родителям было бы намного легче, если бы Сережу хотя бы вывезли из зоны, контролируемой непризнанными властями. Тогда бы они могли собирать документы и начать процедуру усыновления.

«Все решается на уровне Киева»
Местные власти за все это время так и не смогли ничем помочь приемной семье. Они делают отсылку на то, что подобные вопросы решаются в столице.
– Ведь в Харцызске такая же служба по делам детей, как и в Запорожье, – звоните и договаривайтесь. Но нам говорят, что все решается на уровне Киева, – рассказывает Инна.
Вопрос эвакуации детей с временно оккупированных территорий является компетенцией центральных органов власти. Действовать они начали еще летом прошлого года. Тогда часть интернатов и приютов вывезли на безопасные территории. В том числе и Харцызский приют. После этого самопровозглашенные власти «ДНР» запретили руководителям детских учреждений вывозить своих воспитанников на мирную территорию Украины. Только вот объяснить восьмилетнему Сереже, который за короткое время лишился отца и матери, что его не могут соединить с единственными родными людьми из-за недействующих законов и невозможности получить необходимое разрешение, очень сложно.
– Может, и много желающих взять деток оттуда, но наша бюрократия везде ставит палки в колеса, – сетует Инна.

От редакции
Обращаемся в Запорожскую службу по делам детей с прось-бой посодействовать в решении проблемы детей Лупановых и помочь приемной семье в получении необходимых разрешений.

Календарь

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Интервью

Николай Лозовой: «Авиации Украины быть!»

lozovoy01С 19 по 25 июня в Париже прошел традиционный авиасалон Ле Бурже, на котором побывали и запорожцы. Среди них – основатель и главный редактор специализирующегося на авиационной тематике журнала «Avia Prime» Николай Лозовой, который рассказал «Правде» об увиденном во Франции.

Читать полностью...

Александр Шацкий: «Если правосудие будет работать как в Америке, я – за эксперименты»Юрий Шутак: «В судебной системе наблюдается коллапс»Ростислав Шурма: «Хочу, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием»

Ностальгия

К 79-летию Владимира Высоцкого

visotsky

 

 

 

Сегодня Владимиру Семеновичу Высоцкому исполнилось бы 79 лет. С Запорожьем этого великого человека связывает многое…

Читать полностью...

В Запорожье почтили память погибших «афганцев» и защитников РодиныЗапорожцев приглашают на балЯрко и быстро