ГлавнаяИнтервью

Константин Брыль: «Не надо меня демонизировать»

Евгений ЗЮЗИН, фото Дмитрия СМОЛЬЕНКО 8 ноября, 2015

bryl
Военный, милиционер, налоговик и сотрудник СБУ Константин Брыль был назначен первым заместителем главы Запорожской ОГА в конце сентября. Должность была учреждена специально, а Брыля на нее выдвинул лично председатель СБУ Василий Грицак. Новый замгубернатора заявил, что намерен курировать силовой блок и бороться с коррупцией. Как выяснилось, это далеко не полный перечень его функций. Корреспонденты «Правды» поговорили с чиновником о его работе, а также последствиях последних громких задержаний для Запорожья.

– Как Вы охарактеризуете стрельбу по Генеральному прокурору?
– А как это характеризовать мне, как силовику, как работнику правоохранительных органов? Это самый натуральный беспредел. Кто-то пытается завуалировано сказать Генеральной прокуратуре, что не все так просто в этой жизни. И мы знаем, кто этот «кто-то». Ведь все происходит после определенных событий.

– Стрельбу связывают с делом Корбана. На днях появилась информация, что там фигурирует и Запорожье. Вы что-то знаете об этом?
– Если кто-то внимательно смотрел брифинг Генпрокурора, председателя СБУ и начальника налоговой милиции, там было рассказано о том, что ОПГ Корбана и Кошляка действовало на территории Черной горы в Запорожье (Михаил Кошляк – помощник нардепа Бориса Филатова, которого подозревают в причастности к убийству сотрудника СБУ в Волновахе и контрабанде в зоне АТО. – Ред.). Эта информация у нас была на второй-третий день после того, как я приступил к своим обязанностям. Я удивился, почему силовые органы до сих пор этим не занимались. Были фотографии, которые демонстрировал Василий Грицак, где видны люди в балаклавах с автоматами, ДОТы, вышки, мешки с песком. Когда я еще раньше в центральном аппарате СБУ смотрел эти фото, у меня было ощущение, что они сделаны на съемках фильма «Безумный Макс». Смотрели?

– Да. На своей сентябрьской пресс-конференции Вы называли отвалы одним из направлений Вашей работы, теперь они прозвучали на всю Украину. Вы можете объяснить, что там сейчас происходит?
– Не забывайте, что я действующий сотрудник СБУ. Оперативную обстановку в Запорожье я изучал еще до приезда в Запорожье. Под именем каких-то добровольческих батальонов на отвалах работают самые настоящие преступники, бандформирования – иначе я это назвать не могу. Мы увидели на суде персонажей с богатой биографией. С ними хорошо знакомы и право-охранители. И то, что произошло, – логичное завершение для данного индивидуума.

– Какого индивидуума?
– Того же Кошляка. Мы хорошо помним 95-й, 96-й, 97-й годы, помним, чем это все заканчивалось для людей, избравших подобный вид деятельности.

– Сейчас говорят об избирательном правосудии. Почему информация о деятельности этой ОПГ была обнародована только сейчас? Ведь в Запорожье работает целое управление СБУ.
– Я могу одно сказать. К политике это привязывать не следует. Здесь я солидарен и с председателем СБУ и с Генеральным прокурором. На территории Украины действовали незаконные вооруженные формирования и преступные группировки, занимавшиеся похищением людей, шантажом, вымогательством. Похищенные 40 миллионов гривен из оборонного фонда – это только те деньги, которые прошли по безналичному расчету. А скольких бизнесменов в Днепропетровске заставляли отдавать наличные деньги? Для того чтобы качественно задокументировать преступную деятельность целой группы лиц и довести это до суда, требуется время. Кроме того, мы знаем, насколько сильна юридическая поддержка у этой группировки, как они обложились судами. Позицию власти я считаю правильной – действия были произведены уже после выборов. Считаю, что правоохранители собрали достаточно фактов и у них были свои причины. Я уверен, что то, что сегодня предано огласке в отношении подозреваемых, еще далеко не все.

– Еще об отвалах. Как получается, что все знают, но бандиты продолжают работать?
– Сейчас не работают.

– Месяц назад работали.
– Мы прекрасно понимаем, что на этих отвалах не один бизнесмен сделал первоначальный капитал. Не будем сейчас называть их фамилии. Когда-то это были большие доходы, потом стали поменьше. Сейчас же работа на отвалах группировки, о которой мы говорим, стала ширмой, которая обеспечивала доступ в промышленную зону «Запорожстали». Там воровство осуществлялось в промышленных масштабах. Особенно в период передачи предприятия в частные руки. Тогда, согласно отчетам, которые видел я, готовой продукции и горюче-смазочных материалов воровалось на 5-7 миллионов долларов в месяц. На эти деньги содержались какие-то «общаки», «кассы», покупались судьи. Сегодня люди, осуществляющие эту же деятельность, используют для защиты политическую окраску.

– Препятствовать этим хищениям в первую очередь должен собственник завода. Почему об этом не слышно?
– Как раз собственник и вскрыл эти преступления. Сейчас, например, главное следственное управление МВД Украины расследует уголовное дело, в котором фигурируют программисты днепропетровских фирм, взломавшие компьютерную систему «Запорожстали». Они фактически на расстоянии регулировали вес. Заходили вагоны с металлоломом от днепропетровских фирм, которые принадлежат известным персонажам. И на каждом из них менялся вес. В результате завод переплатил за 6 тысяч тонн. Парень, который это выявил, был избит возле своего дома. Побили и сожгли машину начальнику цеха весового оборудования. Мы добились того, чтобы эти эпизоды были объединены в одно дело, которым сейчас занимается Главное следственное управление.

– Когда днепропетровские начали эту деятельность?
– Не могу сказать. От начала краж до момента их выявления прошло четыре месяца.

– Хищения были и на ЗАЛКе. Это те же люди?
– У подобных ОПГ очень развернутая сеть информаторов, приносящих прибыль своим заказчикам в существующем бардаке. Он действительно был. И это еще не конец. С 7 ноября упраздняется нынешняя милиция, а новая полиция пока не создана. Это коллапс. 15 ноября нам нужно обеспечивать правопорядок на выборах, а мы не можем выдать милиционерам оружие. Все их действия будут нелегитимны, не говоря уже о том, что фактически милиция не приедет даже в случае, если человека на улице побьют.

– Как собираетесь выходить из этого положения?
– У нас есть еще Национальная гвардия, ВСУ. Слава Богу, изменения не коснулись СБУ.

– У вас быстро создалась репутация фигуры, перетянувшей на себя принятие основных решений в ОГА. Почему?
– Не надо меня демонизировать. Я первый заместитель главы Запорожской ОГА. По функциональным обязанностям мне отошли департаменты экономического развития и торговли, финансов, промышленности, развития и инфраструктуры, агропромышленного комплекса, управление внешних связей. Еще два зама – Алексей Бородай и Александр Ищенко – пока только стажируются, поэтому и я курирую еще и департамент коммунального хозяйства, природных ресурсов, гражданской защиты, управление капитального строительства.

– Вы – специалист широчайшего профиля…
– Вчера у меня рабочий день закончился в 23.30. Постоянно надо принимать решения, и делать это быстро. У нас огромный документооборот с главами районных администраций. Вы не представляете себе, какой документооборот у нас с Кабмином, с Администрацией Президента. На основании всей этой информации формируются внешняя и внутренняя политика, экономическая составляющая. Впереди – формирование бюджета области.

– Говорят, глава аппарата ОГА Леонид Березинский уволился при Вашем непосредственном участии.
– Я к этому не имею ни малейшего отношения. Он написал заявление по собственному желанию.

– Вы тут ни при чем?
– Нет. Ну, как я могу сказать, что я здесь при чем?

– Судя по Вашей биографии, Вы – профессиональный налоговик, наделенный еще и полномочиями СБУ. Почему такой человек понадобился Запорожью сейчас?
– Если Вы хорошо изучали мою биографию, то и в налоговой, и в таможне я занимался борьбой с коррупцией, возглавлял подразделения внутренней безопасности. Потому в СБУ попал в управление «К», которое занимается борьбой с организованной преступностью и коррупцией. Решение о моем выдвижении принимал председатель СБУ. Была введена должность первого заместителя губернатора. Но сегодня представители силовых ведомств работают и в других областях. К моей личности здесь привязываться не стоит. Такие условия диктует сегодняшнее время.

– В Запорожской области плохо борются с коррупцией и нужно усиление?
– Нет, дело не в этом. Область граничит с зоной боевых действий. Поэтому сотрудничество кадровых офицеров с чиновниками вполне оправдано. К тому же я, приступая к должности, занялся изучением соответствующего законодательства. Ведь нужно разбираться во многих вопросах, а не быть попкой, которому вешают лапшу на уши. Например, сейчас я изучаю областной бюджет. Многое мне там непонятно. Сейчас налоговая ежемесячно с области собирает почти миллиард гривен плюс офис крупных налогоплательщиков – это около 450 миллионов. Это нужно просчитывать в свете децентрализации. Запорожская область, в отличие от других, здесь в выгодном положении. Почему нам этим не воспользоваться?

– А стало ли Вам понятно, почему Запорожская область для Украины всегда была чем-то вроде падчерицы?
– Не знаю, почему так сложилось. Потенциал здесь огромный. Правда, он требует изменений, в том числе и на законодательном уровне, чтобы власть повернулась лицом к тем же предпринимателям. Недавно мы проводили с ними круглый стол. Приведу пример. Есть местный производитель цветных металлов – «Метпромсервис». На предприятии работают 200 человек. Продукция экспортируется, и все зарплаты белые. А их конкуренты, работающие на отвалах, устраивают им типичные заказные вещи. В Ровно таможня остановила груз на девять месяцев под предлогом проведения лабораторных исследований. Можете себе представить, как к этому отнеслись их зарубежные партнеры? Таких вопросов много. Есть долги за энергоносители, причем их создают не последние фирмы. Хорошо, что я владею законами и знаю, что включить со стороны налоговой, милиции или СБУ для проведения воспитательного процесса.

– Вы подчеркиваете, что профессионально боретесь с коррупцией. Вы уже составили себе представление об этих процессах в Запорожской области. В чем специфика?
– В том, что здесь государство владеет или имеет значительные доли в крупных промышленных предприятиях. Нужно очень тщательно следить за растратой бюджетных средств. Взять ту же атомную электростанцию, облэнерго, облгаз. Этим должны заниматься, в том числе, и профильные органы.

– Как Вы оцениваете их работу?
– Скажу так: сегодня основная оперативная нагрузка лежит на СБУ, и это не потому, что каждый птенец хвалит свое гнездо. Управление занимается и обороной области и борьбой с экономическими преступлениями. Запорожский главк по результативности в числе первых по Украине.

– А как Вы прокомментируете недавнее задержание на взятке главы Каменско-Днепровской райадминистрации?
– А здесь, кстати, тоже нужно обратить внимание на тот факт, что операцией занимались днепропетровские правоохранители. Везде объявили, что это была взятка, но нигде не сказали, что его пригласили на сделку к нотариусу. Вопрос касался его предыдущей работы. Он был юристом на фирме. То есть здесь есть вопросы и к правоохранительным органам Днепропетровска. Точку в деле поставит суд. Но я вижу некоторую предубежденность и попытку дестабилизировать ситуацию накануне выборов. Изучением оперативных материалов занимается центральный аппарат СБУ. Нужно еще отметить, что район, глава которого задержан, граничит с Днепропетровской областью, и известно, что он выступил против рейдерского захвата одного из местных сельхозпредприятий. А осуществить этот захват пытались те люди, которых все мы видели по телевизору. Но все же, я думаю, что Запорожье выстоит.

– Вы часто упоминаете днепропетровских. Но это не единственная сила, участвующая в местных процессах. Как Вы думаете, влияние Рината Ахметова пре-увеличено или нет?
– Его всегда демонизируют. Но его предприятия – «Запорожкокс», «Запорожогнеупор», «Запорожсталь» – являются одними из крупнейших в регионе. Посчитайте, сколько там работает людей, сколько они платят налогов. Конечно, он влияет и на экономические, и на социальные процессы.

– И экологические.
– И экологические. Мы недавно беседовали с руководством «Запорожстали». У них на пять лет расписано строительство конвертерного цеха, чтобы убрать эти выбросы. Там бюджет около 1,3 миллиарда долларов, и необходимо вывезти эту Черную гору, а там 3 миллиона тонн руды. Но предприятия должны понимать, что и запорожцы долго терпеть не будут. Нужно отметить, что в связи с нынешними либеральными процессами исчезли многие инструменты контроля. Упразднена экологическая прокуратура. Экоинспекция может проверить предприятия только по решению суда. Сейчас мы действуем на уровне экопатрулей, работая совместно с общественностью.

– Областью руководит еще и ее совет. Как с ним складываются отношения?
– Трудно. Потому что депутаты часто преследуют свои личные цели. У нас были пачки документов, которые должны были пройти минувшую сессию. Но она не состоялась просто потому, что депутаты не пришли, хотя их решений ждали, как манны небесной. У нас, например, УКС должно до конца года освоить 90 миллионов гривен. И без соответствующих голосований эти деньги просто исчезнут, мы потеряем государственное финансирование. Теперь надо ждать следующую сессию. А я знаю, что там будет. Начнется рвачество. Ведь это зеркало нашей Верховной Рады. Каждая из политических партий будет стремиться взять те комитеты и комиссии, которые им нужны для достижения личных целей. И все это надо будет как-то сформировать. А люди будут ждать. Наша задача – добиться нужных решений как можно быстрее. А есть еще вопросы децентрализации. У нас пока сформировано только шесть громад, но и на них нет финансирования.

– Хотя обещали.
– Так и есть. Мы сделали то, что в наших силах. Дальше – решение за областным советом. Но наши политические оппоненты блокируют решения, чтобы там людям сказать: мол, видите, вам обещали и не дали.

– Как силовик с большим опытом, расскажите о военной обстановке. Многие расслабились.
– Успокаиваться нельзя. Вчера до поздней ночи в нашем управлении СБУ я просматривал данные о контроле эфира с той стороны. Там лишь ждут возможности эскалировать конфликт. Мы не должны этого допустить. Запорожской области нужно отдать должное, что здесь не произошло того, что в Харькове или Одессе. Это заслуга и правоохранителей, и людей. Кроме того, мы должны закончить строительство укрепрайонов. Госбюджет выделил на это 78 миллионов гривен. Блокпосты мы снимать не собираемся. Даже если работники милиции после 7 ноября будут уже неправомочны, мы будем заменять их бойцами Нацгвардии и служащими СБУ. Хотя последним нужно еще и бороться с коррупцией и экономическими преступлениями. И вообще расслабляться нельзя до тех пор, пока у нас не будет контролируемой границы с Россией.

Календарь

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Архивы

Интервью

Александр Шацкий: «Если правосудие будет работать как в Америке, я – за эксперименты»

«Правда» продолжает серию публикаций, так или иначе посвященных годовщине пребывания Юрия Луценко в должности Генерального прокурора Украины и реформам в правоохранительной системе страны. Своим мнением об этих процессах и причастных к ним людях с нами поделился бывший прокурор Запорожской области Александр Шацкий.

Читать полностью...

Юрий Шутак: «В судебной системе наблюдается коллапс»Ростислав Шурма: «Хочу, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием»Артур Гарслян: «Предприятие должно зарабатывать»

Ностальгия

К 79-летию Владимира Высоцкого

visotsky

 

 

 

Сегодня Владимиру Семеновичу Высоцкому исполнилось бы 79 лет. С Запорожьем этого великого человека связывает многое…

Читать полностью...

В Запорожье почтили память погибших «афганцев» и защитников РодиныЗапорожцев приглашают на балЯрко и быстро