ГлавнаяИнтервью

Новости

В Камыш-Заре подняли самый высокий флаг Запорожской области

Александр Шацкий: «Если правосудие будет работать как в Америке, я – за эксперименты»

21 мая, 2017

 

«Правда» продолжает серию публикаций, так или иначе посвященных годовщине пребывания Юрия Луценко в должности Генерального прокурора Украины и реформам в правоохранительной системе страны. Своим мнением об этих процессах и причастных к ним людях с нами поделился бывший прокурор Запорожской области Александр Шацкий.

 

 

— Вы работали на руководящих должностях в прокуратурах Крыма и Запорожской области, Вам посчастливилось работать под чутким руководством Юрия Витальевича Луценко, который на прошлой неделе отметил годовщину своего пребывания в должности Генпрокурора. Что собой представляет сегодняшняя прокуратура Украины?

 

— Я хочу сразу уточнить, что не работал полгода под руководством Юрия Витальевича. Полгода я работал под гнетом Юрия Витальевича. Потому что написанные и принятые законы, хорошие они или плохие, никто по-прежнему не соблюдает. Было письмо Президенту, под которым подписались прокуроры областей, о том, что Генпрокурор в соответствии с Конституцией и с Законом о прокуратуре должен быть юристом, иметь определенный стаж и соответствовать другим требованиям. Ни Президент, ни парламент не выполнили закон и не прислушались к мнению прокуроров. Назначил человека, без юридического образования. Что это дало? Когда наш земляк Владислав Куценко попал на работу в аппарат Генпрокуратуры, он получил прозвище «Говорящая голова ГПУ». Сегодня мы имеем Генеральную говорящую голову. Страна имеет.

 

Многие еще помнят, как работники прокуратуры, милиции, судов должны были быть членами партии или комсомольцами. Фактически все правоохранительные органы были партийными. Сейчас партийную систему снова возвратили в правоохранительные органы. В прокуратуре Юрий Луценко сторонник одной партии, первый заместитель – другой. Министра внутренних дел Арсена Авакова тоже можно смело отнести к конкретной партии. Мы снова сделали два шага назад. Правоохранительные органы в Украине не были никогда такими, как в цивилизованном мире, где они только лишь выполняют закон. Генеральная линия наших органов всегда колебалась вместе с элитой, которая в определенный период находится у власти. Лично я и сегодня не вижу какого-либо реального результата. То есть, Генпрокурор постоянно выступает с какими-то заявлениями, а судебных результатов нет.

 

Что говорить, если по делу Евромайдана сегодня осуждены разве что гаишники, которые останавливали автомайдановцев, составляли липовые протоколы. Лишь в Запорожской области есть приговор в отношении первых лиц области, которые организовали разгон Майдана. Появление Луценко в процессах и на экранах у людей, которые разбираются в уголовном праве, вызывает недоумение. Вот он пришел в суд предъявлять подозрение Януковичу. По действующему законодательству, подозрение может предъявить следователь или процессуальный прокурор. Луценко следователь? Процессуальный прокурор? Какой статус позволяет ему предъявлять подозрение?

 

Сразу посыпались и вопросы о том, кому он предъявлял подозрение. Янукович ушел в туалет, и россияне вообще выключили Скайп, когда Юрий Витальевич несколько минут подозрение зачитывал. Он объяснил, что не предъявлял подозрение, а просто рассказывал, в чем его суть. Он политику принес в правоохранительные органы, причем совершил при этом такие серьезные процессуальные нарушения, которые повлияют на конечный результат. Европейская практика подразумевает, что если нарушены процессуальные нормы, права подозреваемого или подсудимого, доказательства не принимаются судом во внимание либо вообще влекут за собой оправдательный приговор.

 

— Каждый руководитель формирует свою команду заместителей, единомышленников. Законным путем. Мы публиковали список из десятков запорожских прокуроров, которые уволены, по всей видимости, незаконным путем, поскольку обратились с исками. Эта практика массового увольнения, пожалуй, первая. Даже при смене власти профессионалов старались оставлять. А среди уволенных Ваших бывших подчиненных немало профессионалов. Прокомментируйте, пожалуйста, происходящее эту ситуацию, тем более, что в других регионах она аналогичная.

 

— Мой разговор с Луценко как с Генеральным прокурором начался с того, что Юрий Витальевич сказал, что я единственный из прокуроров с кем он был знаком. Он отдал должное той работе, которую проделала прокуратура Запорожской области, и сказал также, что в принципе он готов был меня взять своим заместителем, если бы не мой солидный возраст. Но кончилось все не только моим увольнением… Кстати, приказ написан так, что из органов прокуратуры я не уволен до сих пор. Кончилось тем, что гонения пошли на всех, комплексной проверкой прокуратуры Запорожской области.

 

Десять дней 28 человек все проверяли, рыли. Это уже говорит о том, что есть какая-то заинтересованность. Заказчиком был Брыль (губернатор Запорожской области Константин Брыль – ред.). Журналисты фиксировали его встречи с Луценко даже в ночное время. Ну, ладно, неугоден я, но зачем было разгонять весь аппарат? Ведь эта комиссия Генпрокуратуры никаких серьезных нарушений не нашла. Луценко требовал хотя бы выговор, но ему объяснили, что даже на выговор это не тянет, что Шацкий пойдет в суд и обязательно выиграет его. И эта же комиссия отметила, что аппарат прокуратуры Запорожской области очень силен в профессиональном плане.

 

— Уволены были и те, которые возвращали землю, захваченную рейдерами, и даже те, которые расследовали дело по Майдану…

 

— Мы же помним 2014 год, то, насколько здесь все было сложно. Запорожская область тоже могла присоединиться к этому донецко-луганскому анклаву. Сработали здесь правоохранительные органы – и милиция, и СБУ, и прокуратура, а также общественность, которая была не той, какой стала она сегодня. На смену тем, настоящим, майдановцам, которые вышли за идею, пришли титушки, криминалитет и константины ивановичи брыли, которые еще в 2004 году нас, включая нынешнего Президента Петра Порошенко, да и того же Юрия Луценко, называли «помаранчевой мразью». Книги даже об этом писали. Сейчас требование одно – готовность бездумно выполнять приказы сверху.

 

Юрий Луценко на посту Генпрокурора за год себе в актив может записать две банды, задокументированные и выявленные на территории Запорожской области, которые работали по ювелирным магазинам и по инкассаторам, задержанные в бытность моего руководства на то время еще работающей команды. А после… Ну, пусть Княжичи себе запишет в актив (раскрытие перестрелки между двумя группами полицейских под Киевом – ред.), где не все так хорошо, как преподносят общественности, и Луценко, кажется, самому иногда хочется рассказать об этом. Пусть похвастается результатами в раскрытии убийства Павла Шеремета, где журналисты, не имея ни юридической, ни милицейской подготовки, полномочий и техники, продвинулись в расследовании намного дальше, чем официальное следствие. Семь свидетелей нашли, видеозапись.

 

В общем, пошел Юрий Витальевич по пути Саакашвили в бытность того президентом Грузии. Когда бизнесменов, близких к прошлой власти, или политических противников сажали в тюрьму, добивались подписания соглашения с правосудием, как это в Америке называется, какую-то часть денег из наворованного возвращали и ограничивались условной мерой наказания. Послушайте пленки Александра Онищенко, где ему Мартыненко рассказал четко, как он будет освобожден от уголовной ответственности, как вернется в страну и более того – как через суды, прокуратуры еще и народным депутатом снова станет.

 

— Несколько слов о силовых структурах. В частности, об СБУ. Есть масса дел, обвинения рядовых граждан в шпионаже, сепаратизме. В конце минувшего года отчитались, что на Запорожской АЭС выявлена диверсионно-разведывательная группа, работающая на Россию. А эти атомщики продолжают работать. По Вашему мнению, это просто погоня за статистикой?

 

— В 2014-2015 годах Служба безопасности действительно защитила спокойствие и безопасность граждан. И ДРГ были, помните, и мосты взрывали, и закладывали взрывчатку под железнодорожные пути при довольно насыщенном движении поездов и пассажирских, и грузовых. И надо отдать должное, что где-то к концу 2015 года, к началу 2016-го кончились такие группы. Это говорит о том, что, наверное, все же профессионалы сработали хорошо и регион стал безопасен.

 

Но кто-то сказал, что о великих подвигах нужно рассказывать каждый день. И вот в лесопосадке склад с оружием находят, и непонятно, почему об этом сообщают, а не следят, кто придет в этот склад за оружием. И тому подобное происходит. Внесли в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований – ред.) информацию о том, что возможно, я подчеркиваю – возможно! — определенные должностные лица занимались хищениями на Запорожской атомной станции.

 

Поступил сигнал – информация о нем в обязательном порядке должна быть внесена в ЕРДР и проверена следственным путем. Но желание выйти на экраны и попиариться привело к тому, что сама Служба безопасности, ее центральный аппарат, Генеральная прокуратура, все встали на уши – диверсионная группа у шести атомных бомб! А вопросы надо задавать тем, кто спешит к микрофону отчитаться. Что на сегодняшний день? Где эта диверсионная группа? Насколько я знаю, они работают на станции и занимают свои должности.

 

— Сегодня идет эксперимент в ГУ Национальной полиции в Запорожской области, суть которого заключается в том, чтобы соединить процессуальные полномочия следователя и опера в одном лице, создать институт так называемых детективов. Ваше отношение к этому?

 

— В 1996-м или в 1997 году я был начальником отдела по борьбе с организованной преступностью. В Россию, Казахстан, Украину и Белоруссию тогда приезжала группа специалистов ФБР и прокуроры по борьбе с оргпреступностью, которые у них называются прокурорами ударных сил. Знакомили нас с законодательством США. Более всего их поражало то, что у нас со свидетелем беседует сначала оперработник, после этого для объяснения свидетеля вызывает следователь, затем его допрашивает прокурор и еще раз – в суде. По одному вопросу человек три-пять раз беседует. Его затаскивают до того, что он не хочет связываться с правоохранительной системой. И мы американцам не могли никак объяснить, почему у нас так это делается. Единственное объяснение, которое они еще могли понять, это то, что следователь не доверяет оперу, прокурор – следователю, а суд не верит никому.

 

Сегодня у нас совершенно другое законодательство. Нынешний процессуальный кодекс сложнее и для обвиняемых, и для потерпевших, и для следственных органов. Например, перед каждым допросом следователь предупреждает свидетеля об уголовной ответственности за ложные показания. Но привлечь за это невозможно сегодня, потому что в суде, по сути, начинается все сначала. Этот американский принцип очень четкий и он там железно соблюдается – все, что добыто незаконным путем, суд не будет рассматривать как доказательство. И если свидетеля уличили во лжи, там суд может прямо в зале заседаний приговорить лжесвидетеля к тюремному заключению, не открывая новое отдельное уголовное производство. Если эти принципы будут работать, как в Америке, то я – за эксперименты.

 

 

Календарь

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Интервью

Николай Лозовой: «Авиации Украины быть!»

lozovoy01С 19 по 25 июня в Париже прошел традиционный авиасалон Ле Бурже, на котором побывали и запорожцы. Среди них – основатель и главный редактор специализирующегося на авиационной тематике журнала «Avia Prime» Николай Лозовой, который рассказал «Правде» об увиденном во Франции.

Читать полностью...

Александр Шацкий: «Если правосудие будет работать как в Америке, я – за эксперименты»Юрий Шутак: «В судебной системе наблюдается коллапс»Ростислав Шурма: «Хочу, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием»

Ностальгия

К 79-летию Владимира Высоцкого

visotsky

 

 

 

Сегодня Владимиру Семеновичу Высоцкому исполнилось бы 79 лет. С Запорожьем этого великого человека связывает многое…

Читать полностью...

В Запорожье почтили память погибших «афганцев» и защитников РодиныЗапорожцев приглашают на балЯрко и быстро